grus57 (grus57) wrote,
grus57
grus57

Categories:

Реставрация как она есть. Ковда, Кижи, далее везде...

Итак, специалисты ЮНЕСКО разборку Кижей одобрили. Все торжествует. И хотя мы еще не видели их отчета, но уже ясно, что работы не остановлены. Что ж, очень жаль. Но я этого ожидала. Не потому, что думаю, что специалисты правы, а потому, что понимаю, как им было нелегко в этой медвежьей России, где все не как у людей и аршин общий не годится, где особая стать и особый путь, где Толстоевский и Чехковский, где обитает русская душа, и бродят харизматичные агенты КГБ. И где есть такие головокружительные деревянные церкви, как больше нигде в мире. Церкви, которые и архитектурой–то в полном смысле слова не назовешь, потому что они уже почти скульптура, где каждая линия индивидуальна и значима. И все это - правда. И откуда им, иностранцам, быть лучшими специалистами в том, что есть только в России.

Опупеешь от всего этого. Некоторым опупением веет от фразы Эндрю Паутера: «Мы считаем, что на острове Кижи достаточно профессионалов, и нам интересно, какое они найдут решение для дальнейшей реализации проекта…» То есть решение еще не найдено, но нам интересно посмотреть, что же эти боговдохновенные русские изобретут. Отлично! Кижские товарищи хорошо себя поставили.

Мне не хочется впустую сотрясать воздух. Еще раз повторю – я считаю, что Преображенская церковь обречена. Но мне хотелось бы еще раз напомнить почтенной публике результаты переборки в Ковде, которые мне пришлось наблюдать воочию. Чтобы эта публика лучше представляла себе будущее Кижского ансамбля. Потому что то, что сейчас происходит в Кижах, в Ковде уже было. Те же люди , теми же подходами и с тем же уровнем понимания… И результат получился соответствующий.

И пусть вас не отвлекают войлочные подкладочки под бревна и крытые ангары в Кижах. Это все та же реставрационная школа, и те же реставраторы, которые будут безжалостно выбрасывать старые «попорченные» части и заменять их на новодел. А потом у них пойдут нестыковки и заменять придется все больше. Им просто придется это делать, потому что они не умеют по другому. Все ноу-хау Николая Попова в психологическом трюке. Нормальное человеческое сознание не может смирится с единовременной разборкой кижского храма, поэтому он придумал разбирать его по частям и неестественным способом снизу вверх. Когда результаты его деятельности станут заметны, поправить ничего уже будет нельзя. Вот вам кажется, что храм еще стоит, а он давно уже оторвался от земли и скоро растает как сон.

Еще раз посмотрим как реставрировали колокольню в Ковде. Может быть, на ее примере станет несколько яснее, что такое подлинность для русской деревянной архитектуры и почему она, как и свежесть рыбы, бывает только первая (она же и последняя).

church 10



Колокольня Никольской церкви в Ковде была перебрана и тем уничтожена в 90-х прошлого века. Руководила всем Ирина Генриховна Семенова (это та дама, которая председательствовала на метод-совете , посвященным Кижам осенью прошлого года), и под авторским надзором и при непосредственном участии Елены Александровны Ополовниковой. С плотниками случился калейдоскоп, но заканчивала работы бригада из Карельских реставрационных мастерских.

Потом перебрали и ковдскую церковь. Активную роль в этом сыграла Татьяна Ивановна Вахрамеева. Сейчас она разобрала церковь в Кимже, которая, видимо, так и сгниет на земле, и, как следует из ЖЖ инженера-реставратора Кижей А. Куусела, спроектировала фундамента для Преображенского храма. Все с одинаковым успехом.

Колокольня, как и церковь была обшита в конце 19 века. Обшивка бесусловно защищала здание. Первое, что сделали реставраторы – содрали обшивку и уничтожили оную (продали сторожихе тете Поле на дрова).

file3

Полюбовались на старинные бревна. Но не это было целью. Летом 1993 года колокольню разобрали.

1992 beill-tower yama 1

Многое поломали. Разрыли пригорок, на котором колокольня стояла. Стали делать фундамент – 6 опор, врытых в землю.

beill-tower фундамент

Смысл неясен. Грунт был под колокольней был прочным. Но к пригорку колокольня была очень точно подогнана. Нижние венцы были неполными, подстраиваясь под понижение рельефа.

beill-tower nizhn venec

Схема подлинного окладного венца колокольни.

beill-tower nizhn venec 1

То же в развернутом виде.

Уничтожив пригорок и нижние неполные венцы реставраторы потеряли возможность поставить колокольню на прежнее место.

schema 2

schema 6

Схемы нового окладного венца.

beill-tower сруб в стороне

Как следствие новая колокольня наклонилась не к церкви (как было), а к дороге. Что разрушило ансамбль. В ковдском ансамбле существовал взаимный наклон церкви и колокольни. Так, что линии от них, продолженные в небо, где-то там пересекались. Этого больше нет.

naklon church 6 a

church 12

church 13

beill-tower новая beill-tower старая

Тоже самое УЖЕ ПРОИЗОШЛО с Преображенской церковью. Она никогда не встанет на прежнее место. Там новый фундамент.

Колокольню удлинили, но странным образом. Врубки, свидетельствующие об изменении ее длины в прошлом, остались на прежнем месте

дверь

(и слава Богу – прекрасная дверь осталась цела).

Удлинили же колокольню за счет каких-то вставок внутри сруба. Вот как соотношение количества бревен в старой и новой колокольне.

schema

Некоторые бревна оказались перепутаны. Упрощена и деформированна структуру повала. Зато столбы звона перестали доставать до второго пола колокольни, а лестницы повисли в воздухе. Столбы закрепили в стенах бревнами новой обвязки. Но даже это было сделано весьма халтурно.

beill-tower щели столб stairs

столб обвязка

Неясно почему, но старинные плахи 18 века из пола 1 и 2 этажа реставраторы выкинули и заменили современными досками. Возможно, они тоже не встали не прежнее место после переборки. Кое-какие плахи 18 века до сих пор еще валяются вокруг церкви.

beill-tower теска

teska 1

Старые бревна в срубе деформируются, но деформируются все вместе, оставаясь монолитом. А многие были кривоваты изначально. Когда вы создаете мозаику из новых и старых бревен, то естественным результатом становятся щели.

Е-a beill-tower дырка


Отдельная тема - бревна старых церквей поражены грибами. Причем все. Так что, если быть честным, то старую постройку следовало просто сжечь. Но грибы грибам рознь. В те несколько лет, что колокольня простояла без обшивки, но в лесах, мы провели ее микологическое обследование.

Оказалось, что на колокольне менее опасные грибы сдерживают рост более опасных. Это показано в лаборатории и на бревнах еще стоящей колокольни (об этом напишу как-нибудь потом подробнее).

Такие бревна производят впечатление трухлявых, но таковые они только сверху. Внутри они на удивление хорошие.

1

4

Концы бревен выглядят, конечно, хуже. Вернуть такое бревно в сруб психологически трудно (да и не для того его оттуда вытаскивали – ведь пользы ему от такого таскания никакой. Один вред).

beill-tower стар бревна

Вообще же поражение такого рода выявляется в основном на северной стороне и не заходит глубже 3-4 см.

schema 1

Стоило ли ради смены этих бревен раскатывать колокольню?

Е old-new

Но вот как поведут себя грибы в такой ситуации? Не знаю.

А многие подлинные детали шатра реставраторам вообще пришлось распиливать, так плотно они вросли друг в друга. Старинные детали более хрупкие, чем новые. Они деформированы. Их непросто разъять не сломав. Ничего из этих разъятых силою частей в строение не вернулось, как вы понимаете.

shater obvyazka

Вот например выброшенная балка обвязки с шатра. На ней следы старинной тески. Шатер официально считался поздним, но вот старые детали, вывалившиеся из него... Это значит, что он как минимум повторял формы старого, если нес в себе функциональные старинные детали.

beill-tower детальbeill-tower помойка 1

Еще "реставрационная помойка".

Но деталей обвязки шатра должно быть шесть, по числу граней. Если хоть одну деталь сломали, а воспроизвести не могут , значит - все в помойку.

Это и случилось с уникальным двойным шатром ковдской колокольни. Он оказался слишком сложным. Мы с ужасом смотрели на удивительные части оного, разбросанные в полном беспорядке по участку. А на месте шатра было сляпано что-то невообразимое.

zvon file8

Это "невообразимое" на всякий случай зашили досками от срама.

shater 2
внутри нового шатра.

Старые столбы растесали дыньками. Подлинный декор выбросили, конечно, в помойку. Понавесили каких-то фестончиков . Про изумительные подзоры шатра я уже писала.

podzor

Кусочек декора старой колокольни, откопанный мной в куче мусора этим летом.

А в результате, по заключению звонарей, колокольня стала непригодна для звона. Там некуда повесить колокола. С нее неправильно распространяется звук.

Финита.

Колокольня в Ковде стала после реставрации новым строением, с вставками подлинника.

Тем же самым станет и Преображенский храм и в Кижах.

Формы каждого храма были осмысленны, символичны и глубоко индивидуальны.Существует много церквей одного типа, но каждая особенная, обладает неповторимым силуэтом, созданным для данного места. Про это много и хорошо у Ю.С.Ушакова.

Так что же такое подлинник?

А это то, что сделано руками художника. Русские плотники, строившие храмы, были, конечно, художниками, даже если это был не один человек. В тонком чувстве пропорций секрет этих построек. Нельзя сделать храм приблизительно таким же и заявлять, что это он и есть, как нельзя приблизительно перерисовать Мону Лизу и утверждать, что она не хуже настоящей. Первое так же смешно, как и второе.

Сейчас много строят новых деревянных церквей. Посмотрите, как часто они «не тянут», как еще мало свободы в их формах. Про многие хочется сказать – это еще ученическая работа, куда им до старых мастеров. Но у кого учиться? Старых мастеров давно нет, а их произведения растащили на кусочки и перекроили. Совсем не удивительно, что реставраторы перебирая нарушают пропорции (слабо не нарушить), поразительно, что они этого не замечают.

А что такое памятник культуры? Его идея совсем не в том, что все должно опять стать как в день окончания постройки. Это идея макета. Если даже мы строим храм по технологиям 18 века, это все равно произведение начала 21 века. Наоборот, чем старее сохраненный материал, тем ценнее. Памятник - это то, что мы решили сохранить как есть, чтобы лучше понимать жизнь и представления людей прошедших эпох. То, что несет на себе отпечаток их деятельности во всей возможной полноте – и архитектурный образ, и следы строительных технологий, и все археологические артефакты, вне зависимости от того умеем мы прочитать эти артефакты сейчас или научимся в будущем. Мы должны оставить себе эту возможность - научиться.

Прочла когда-то у П.А.Раппопорта, что после начала татарского ига 80 лет не строили каменных церквей. Потом начали потихоньку. Сохранились старые постройки, которым стремились подражать, но это, конечно, не получалось в точности. Из стремления учиться у тех «памятников» и новых условий родился уникальный русский стиль. Но не будь этих выживших старых храмов – ничего бы не было. Нам бы хоть что-то сохранить от настоящей русской деревянной культуры. Ой, боюсь, не получится.

church 11
Tags: Кижи, Ковда, реставрация
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments